• Join Us on Google Plus!
  • Subcribe to Our RSS Feed

Мартыненко Игорь Эдуардович - заведующий кафедрой гражданского права и процесса Гродненского государственного университета имени Янки Купалы (Республика Беларусь), профессор (2015 г.), доктор юридических наук (2015 г.), Советник юстиции (1997 г.).

вторник, 14 марта 2017 г.

Александр Лукашенко: Государство поддержит исследования, которые имеют большую научную ценность и реальный эффект

11:25 // by Игорь Мартыненко //


Зелёный свет – только исследованиям с большой научной ценностью и реальным эффектом. Президент встретился с элитой учёного света Беларуси.

Александр Лукашенко вручил дипломы докторам наук и аттестаты профессорам. Церемония хоть и получилась торжественной, но за круглым столом много говорили о том, как ускорить инновационное развитие экономики – и не только.

Его научная карьера – едва ли не дело случая. Просто однажды прокурор Мартыненко, как принято говорить, в ходе следствия выяснил, что строительство здания в историческом центре Гродно ведётся не то что без документов, а под видом реконструкции, которую якобы контролируют чиновники. Частная компания подчистую стёрла след истории. Дело дошло до суда и виновники в прямом смысле поплатились, а те, кто не проконтролировал охрану архитектурного наследия, лишились должностей. Тот иск стал первым в Беларуси о возмещении ущерба памятнику градостроительства. К слову, спустя 10 лет на месте снесённого дома в центре Гродно то самое здание воссоздали.


Игорь Мартыненко, заведующий кафедрой Гродненского государственного университета им. Янки Купалы: «Всегда с болью и тревогой воспринимаешь факты, когда появляются “новоделы” вместо ранее существовавшего памятника, и ещё на нём размещается охранная доска, которая в принципе не о чём не символизирует. Если объект утратил свою аутентичность. Ново построен – это совершенно другой объект. Это мы раскрыли эту форму совершения преступления. Кража, контрабанда культурных ценностей. Это те преступления, которые характерны для нашей страны. И мы разработали методики их раскрытия, расследования».

Он дёрнул ниточку и не просто распутал одно дело, а навсегда связал себя с охраной историко-культурного наследия. Ещё работая в прокуратуре, Игорь Эдуардович защитил кандидатскую диссертацию и стал единственным в стране прокурорским работником с учёной степенью. Сейчас – спустя 20 лет – его наработки используют в большинстве университетов СНГ и в семи странах они легли в основу охранного законодательства.

Сегодня в Минске он уже презентует визитки с гордой подписью «доктор наук» – юридических. И это довольно редкий случай. В науке сильны традиции и традиционно отрасли, по которым присуждается наибольшее количество степеней, это техника и медицина. В науке о здоровье вроде бы нет места лирике, возможно, оттого докторов и считают самыми ярыми скептиками. Привычка всё ставить под сомнение помогает не только выверять диагнозы, но и вести научные исследования. К примеру, доктор медицинских наук Алла Шепелькевич знает всё о сахарном диабете. 20 тысяч новых пациентов в год – тревожный сигнал, подстёгивающий искать новые способы ранней диагностики.

Хрупкая с виду женщина совмещает врачебную практику, науку и преподавание. От учёных и требуют не просто всё успевать – быть как минимум на шаг впереди всех остальных, а лучше – всего мира. Это залог инноваций в экономике – как раз того, что требует Президент.

Сегодня в зале – 12 докторов наук и семь профессоров. Высшая аттестационная комиссия подчинена напрямую Президенту, что повышает требования к претендентам. Защита диссертаций – публична, а голосование – тайно.

В прошлом году учёную степень получили 536 человек, но докторами наук стали всего 45 соискателей – и это ежегодный показатель. Впрочем, не меняется и возраст новоявленных докторов – это примерно 50 лет. Так что об омоложении научных кадров неспроста говорят не первый год и во всех сферах.

Андрей Новицкий – один из самых молодых докторов наук, ему всего 35. Об астрофизике говорить он, конечно, может часами, но к Президенту у него конкретное предложение.

Не один раз вокруг предложений учёных разгоралась дискуссия. Так, к примеру, звание профессора в учебных и научных заведениях дают за разные заслуги. Уравнять – стоит, но как?

Но от узко научных выходили и на более масштабные для страны вопросы. Чего, к примеру, не хватает сельскому хозяйству? Или что сделано, чтобы все новые технологии студенты постигали не за партой, а на производстве?

Президент много говорил и об оптимизации, прежде всего, образования. Сокращение расходов порой способно привести к повышению качества. Но при всей серьёзности затронутых тем – где ещё физики и лирики могут собраться за одним столом? А за степень доктора наук или звание профессора не грех выпить бокал шампанского.

После они все разъедутся – на старые рабочие места, но явно с новым запалом.
Источник: http://ont.by/news/our_news/aleksandr-lykashenko-gosydarstvo-podderzhit-issledovaniya-kotorie-imeyut-bo

Ты не в обиде, старина?

11:10 // by Игорь Мартыненко //


Кому-то ничего не стоит снести старинное здание и построить на его месте модную «стекляшку». Таких случаев, к сожалению, было немало. Доктор юридических наук Игорь Мартыненко — пионер в разработке правовых мер защиты историко-культурного наследия. Его книги известны далеко за пределами нашей страны. Он делится собственными наработками со специалистами из России, Татарстана, Армении и других стран, перенимает лучшее из их опыта. Что уже осуществлено в этом нелегком деле?

Сегодня разработки гродненца Игоря Мартыненко используются не только в учебном процессе. Достаточно сказать, что они внедрены в практическую деятельность в семи странах. Среди организаций, которые их используют, такой авторитетный центр, как Российский НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева в Москве. Работа Игоря Эдуардовича положила начало формированию нового направления в юридической науке — защита историко-культурного наследия как правоохранительная деятельность. В вузах начали изучать юридические аспекты охраны, использования и восстановления историко-культурного наследия. С чего же все начиналось?

— Родился в семье военнослужащих в городе Клинцы Брянской области, что во многом предопределило мою жизнь, — делится воспоминаниями Игорь Мартыненко. — Вместе с родителями много ездил по городам и областям бывшего СССР. Школу заканчивал в Германии. После окончания сразу призвали в армию, а через два года поступил на юрфак Гродненского государственного университета имени Янки Купалы. Ношу имя погибшего на войне деда, но связывать жизнь с военной службой не захотел.

После окончания вуза пошел работать в прокуратуру. Начинал помощником прокурора, прошел семь ступеней до заместителя начальника отдела Генпрокуратуры. В 1997 году защитил кандидатскую диссертацию и на то время стал единственным в стране прокурорским работником с ученой степенью. Это и предопределило следующий этап в жизни: в 1999 году Мартыненко прикомандировали к Институту переподготовки и повышения квалификации судей, работников прокуратуры, судов и учреждений юстиции. Он только-только был образован в Минске. Полтора года проработал заведующим кафедрой прокурорской деятельности. Именно к этому времени, а это конец 1990-х годов, относится появление интереса к защите историко-культурного наследия. Еще в начале 1990-х, рассматривая жалобу граждан на самовольную пристройку к дому, Игорь Мартыненко неожиданно для себя выявил многочисленные нарушения законодательства в области охраны историко-культурного наследия.

— Тогда был предъявлен первый в нашей стране иск о возмещении ущерба, причиненного историко-культурной ценности — комплексному памятнику градостроительства «Исторический центр города Гродно», — приводит пример профессор. — Тогда здание в районе тюрьмы было снесено. Хотя в заявочных документах значилась реставрация объекта. Это дело, которое было выиграно в суде, показало огромную незащищенность наших памятников архитектуры. С тех самых пор вот уже более 20 лет занимаюсь этой проблемой. Собираю материал для исследований не только в Беларуси, но и в других странах. Опубликовал три монографии, столько же учебных пособий и свыше 300 научных статей в 15 странах мира. Подготовлено и издано в Москве первое в СНГ достаточно объемное учебное пособие «Международные и национальные правовые системы охраны историко-культурного наследия государств — участников СНГ», которое применяется в учебном процессе 22 вузов в семи странах.

На самом деле проблема сохранности истории вроде бы была на поверхности, но заниматься ею как будто было некогда и некому. Тогда, в конце 1990-х годов, по заданию Генпрокуратуры Игорь Эдуардович обобщил надзорную деятельность по всей стране, касающуюся охраны историко-культурного наследия. В результате выяснилось, что это одна из наименее защищенных в правовом смысле тем. Советское законодательство кануло в Лету, обнажив огромное количество недостатков, которые всплыли на поверхность. В значительной степени это касалось исторического центра города, с которого, собственно, все началось. Появилось много вопросов, касающихся комплексной охраны памятников градостроительства.


— Мы начали говорить о том, что должно охраняться не отдельное здание, а в целом весь исторический ансамбль, — вводит в курс дела Игорь Мартыненко. — Также доказали преступность сноса памятников под видом реставрации. В результате множество внесений изменений в законодательство осуществилось именно благодаря этой работе. Много внимания тогда уделялось перемещению исторических ценностей через границу. Имею в виду так называемую контрабанду. Исследования показали, что через нашу границу, в Брестской и Гродненской областях, осуществляется нелегальный транзит, в основном из России. Это дело было поставлено на поток и никак не регулировалось законодательно. В итоге канал перекрыли. Позже начали изучать зарубежный опыт, особенно в странах СНГ. Лично побывал во всех странах, и в итоге появилась книга, о которой говорил выше. Особая гордость — разработка учебной программы по правовой охране историко-культурного наследия. Здесь приоритеты Гродненского университета имени Янки Купалы однозначны. С прошлого года читаю эту дисциплину студентам. Причем не только у нас, но и за рубежом. Так, уже в конце марта по приглашению российских коллег буду проводить занятия в Тюменском государственном университете, а в начале следующего учебного года — в Казанском федеральном университете, по заказу которого разработал учебную программу и курс лекций для магистрантов этого крупнейшего вуза.

Профессор отмечает, что некоторые вопросы этой сферы в ряде стран СНГ разработаны очень слабо. С Европой сравнивать не вполне корректно, потому что у нас правовые системы совершенно разные. В странах бывшего Союза осталось модельное законодательство, где принимается модельный кодекс с некоторыми изменениями для разных стран. В европейских странах действует международное право, которое едино для всех. Все пять существующих конвенций хорошо известны, исследованы и доступны. В некоторых из них Беларусь участвует, в некоторых — нет. Большой аспект научных исследований ученых Гродненского университета имени Янки Купалы — охрана археологического и военно-исторического наследия. Учитывая, что в нашей стране огромное количество воинских захоронений и памятников.

— Мы часто бываем на этих объектах, — говорит Игорь Мартыненко. — А результатом кропотливой работы становятся значительные изменения в существующую законодательную базу. Это и долгожданный Кодекс о культуре, который 3 февраля 2017 года вступил в силу. Это и указ Президента, согласно которому утверждено право госсобственности на все памятники археологии, введен запрет на использование металлоискателей, а также запрещены все сделки с предметами археологии. На протяжении долгих лет мы доказывали и обосновывали правильность этих решений.

Большой проблемой остается то, что ответственные за исполнение законодательства в большинстве случаев попросту его не знают. Всего в Беларуси 5532 историко-культурных объекта, 112 из них — нематериальные. По мнению научных работников купаловского вуза, необходимо создать единую, а главное, общедоступную базу этих объектов старины. Что касается проблем сохранности — они застарелые и тяжело решаемые. Чаще всего это связано с недостатком финансирования. На политико-правовом уровне видна большая поддержка со стороны государства, а вот в каждом конкретном случае она разная. Во всех странах есть проблемы в этом аспекте, особенно на постсоветском пространстве. Есть такие, где дела обстоят значительно хуже, чем в Беларуси.

— Сейчас мы добиваемся введения уголовной ответственности за нарушение требований сохранения или использования историко-культурных ценностей, повлекшее их повреждение, а также за уклонение исполнителя земляных и строительных работ от передачи в государственную собственность обнаруженных артефактов, чтобы предупредить их хищение и незаконное участие в гражданском обороте. К примеру, чтобы добиться признания объектов археологии государственной собственностью, ушло несколько лет.

Несомненно, в том, что Беларусь имеет приоритет в области разработки мер правовой охраны историко-культурного наследия, немалая заслуга и Игоря Мартыненко. Еще очень многое предстоит сделать в этом плане. Пока еще есть что защищать и за что бороться.

Источник: https://www.sb.by/articles/ty-ne-v-obide-starina.html

воскресенье, 13 сентября 2015 г.

«Гістарычным помнікам патрэбна правільная юрыдычная ахова»

2:13 // by Игорь Мартыненко //


Якая менавіта? Пра гэта гутарка з доктарам юрыдычных навук Ігарам МАРТЫНЕНКАМ.

Ігар Эдуардавіч прыйшоў у юрыдычную прафесію пасля службы ў арміі. Скончыўшы факультэт правазнаўства Гродзенскага дзяржаўнага ўніверсітэта імя Янкі Купалы, 14 гадоў праслужыў у органах пракуратуры. У 1997 годзе абараніў кандыдацкую дысертацыю і, дарэчы, быў тады адзіным у Беларусі пракурорскім работнікам з вучонай ступенню. У сувязі з гэтым пазней перайшоў на работу ў «купалаўскі» ўніверсітэт, якому патрабаваліся юрысты-практыкі. Сёлета пасля абароны другой дысертацыі яму прысуджана вучоная ступень доктара юрыдычных навук — дыплом, які пацвярджае гэты высокі навуковы статус, уручыў кіраўнік дзяржавы.



12 гадоў Ігар Мартыненка ўзначальвае кафедру грамадзянскага права і працэсу на юрыдычным факультэце ГрДУ імя Янкі Купалы. Аўтар каля 270 навуковых артыкулаў, якія друкаваліся ў пятнаццаці краінах, шэрагу манаграфій і вучэбных дапаможнікаў. Менавіта яго даследаванні паклалі пачатак фарміраванню новага кірунку ў юрыдычнай навуцы: абарона гісторыка-культурнай спадчыны як праваахоўная дзейнасць.

— Ігар Эдуардавіч, чаму менавіта ахова гісторыка-культурнай спадчыны стала прыярытэтнай сферай навуковых інтарэсаў?

— Гэтай праблемай займаюся ўжо 20 гадоў, матэрыял для даследаванняў збіраў па ўсім свеце. Выязджаў у камандзіроўкі і працаваў у судовых, праваахоўных, кантралюючых органах краін СНД. Вывучыў фактычна ўсе справы, што заводзіліся ў Беларусі за перыяд яе незалежнасці. У ГрДУ імя Янкі Купалы сабрана ўнікальная практыка па прымяненні заканадаўства аб ахове гісторыка-культурнай спадчыны, якая ўключае матэрыялы крымінальных і адміністрацыйных спраў, акты пракурорскага рэагавання, іскавыя патрабаванні, статыстычныя звесткі. Гэтая база пастаяна папаўняецца.

Сістэмна бачыць праблемы ў гэтай сферы мне самым непасрэдным чынам дапамог вопыт пракурорскага работніка. Яшчэ напачатку 1990-х гадоў, разглядаючы скаргу грамадзян наконт самавольнай прыбудовы да іх дома, выявіў шматлікія парушэнні заканадаўства аб ахове гісторыка-культурнай спадчыны. Тады ўдалося прыцягнуць да адказнасці шэраг службовых асоб. Таксама прад’явілі першы ў Беларусі іск (дарэчы, да сёння адзіны) аб кампенсацыі страт, прычыненых гісторыка-культурнай каштоўнасці — комплекснаму помніку горадабудаўніцтва «Гістарычны цэнтр Гродна».

Былі і іншыя пракурорскія праверкі. Напрыканцы 1990-х давялося займацца былым домам купца Мураўёва. Як здарылася, што гістарычны помнік у цэнтры горада аказаўся фактычна безгаспадарным? Дайшло да таго, што ў гэтым будынку, з якога выехала абласная бібліятэка, людзьмі без пэўнага месца жыхарства нават вогнішчы разводзіліся… Справа не абмежавалася толькі крытычнымі артыкуламі ў «Гродзенскай праўдзе» і «Звяздзе». Па матэрыялах праверкі завялі крымінальную справу, былі ўнесены прадстаўленні ў шэраг дзяржаўных органаў, у тым ліку міністру культуры Беларусі. Асабіста дакладваў аб выніках праверкі на пасяджэнні калегіі Міністэрства культуры. Прынцыповая пазіцыя пракуратуры дазволіла захаваць будынак ад канчатковага разбурэння.

— Аднак нядаўна на пасяджэнні грамадскага Савета пры пракуроры Гродзенскай вобласці ён зноў называўся сярод праблемных. Зацягваюцца тэрміны рэканструкцыі. На пачатку мінулага года з даху ўкралі элемент гістарычнага аб’екта — парапет, які, верагодна, зацікавіў зламыснікаў каляровым сплавам медзі. Толькі пасля пракурорскага прадстаўлення ўласнік аб’екта забяспечыў яго кругласутачнай аховай, але нядаўна зноў выявілі яе адсутнасць. Чаму такім шматпакутным аказаўся лёс гэтага гістарычнага помніка?



— Статус і стан былога будынка Гродзенскай абласной навуковай бібліятэкі імя Я.Ф. Карскага (менавіта так раней ён называўся) — праблема набалелая. Час ужо і ўладу прымяніць. Міністэрства культуры, органы мясцовага кіравання павінны прыняць узгодненае рашэнне, як і за якія сродкі адрэстаўраваць будынак, як забяспечыць захаванасць існуючых элементаў дэкору, што тут будзе размяшчацца. У мяне ў памяці засталіся печы, кафля, лепка. Удалося знайсці архіўныя дакументы, прасачыць эвалюцыю аб’екта, абгрунтаваць неабходнасць яго захавання і пакараць вінаватых. Зараз неабходна знайсці крыніцы фінансавання рамонтна-аднаўленчых работ на гэтым помніку архітэктуры і горадабудаўніцтва, выкарыстаць механізм дзяржаўна-прыватнага партнёрства. І, зразумела, патрэбны кантроль (не толькі дзяржаўны, але і грамадскі) за правядзеннем работ, навуковае суправаджэнне праекта.

— Наступны прыклад — з Брэстчыны. У вёсцы Малыя Мурыны Камянецкага раёна разабралі драўляную царкву XVІІІ стагоддзя, якая з’яўляецца гісторыка-культурнай каштоўнасцю. Прадугледжана аднавіць будынак, які быў далёка не ў найлепшым тэхнічным стане. Аднак ці ў прававым рэчышчы гэта робіцца?

— Па гэтым факце ўзнікае пытанне: што за від работ на гісторыка-культурным помніку — разборка? Законам ён не прадугледжаны. А калі так, што гэта за «аднаўленне» помніка шляхам яго разборкі? Ці не адбываецца тут замена гістарычнага аб’екта на муляж? І ці будзе новы аб’ект тым жа «разабраным» помнікам? Напэўна, не.

Трэба больш асцярожна ставіцца да аўтэнтычнасці помнікаў.

У любым выпадку патрабуецца прававая ацэнка дзеянняў па разборцы гісторыка-культурнай каштоўнасці.

— Ігар Эдуардавіч, чакаецца, што неўзабаве ў Беларусі будзе прыняты Кодэкс аб культуры…

— Гэта першы вопыт кадыфікацыі сферы заканадаўства аб культуры, сур’ёзны крок па ўпарадкаванні існуючых нарматыўных прававых актаў. Кодэкс мае перад імі безумоўныя перавагі, бо дазволіць сістэмна і лагічна аб’яднаць увесь заканадаўчы масіў. І, разам з тым, максімальна скараціць колькасць актаў і адсылачных нормаў. З прыняццем Кодэкса аб культуры спыняецца дзеянне шэрагу законаў, у тым ліку «Аб ахове гісторыка-культурнай спадчыны Рэспублікі Беларусь». Асноўныя яго палажэнні і іншых законаў увойдуць у гэты кодэкс. У выніку яго нормы прамога дзеяння будуць рэгуляваць адпаведныя грамадскія адносіны без іх канкрэтызацыі ў іншых актах.

— Ці ўсе аспекты ў дачыненні да прававой аховы аб’ектаў гісторыка-культурнай спадчыны ўлічаны пры падрыхтоўцы кодэкса?

— Мяркуючы па праекце, не. На маю думку, не зусім удала вырашаецца пытанне дзяржаўнага ўліку гісторыка-культурных каштоўнасцей. З гэтым заўсёды былі праблемы: выклікае сумненне дакладнасць прынятых на ўлік помнікаў, асабліва археалогіі, дзяржспіс не апублікаваны. Згодна з праектам кодэкса, статус помніка, які ахоўваецца законам, будзе надавацца Міністэрствам культуры, а не ўрадам, як цяпер.

Лічу, што ў Беларусі павінен быць сфарміраваны спіс асабліва значных гісторыка-культурных каштоўнасцей, які зацвярджаецца Прэзідэнтам.

Праблемнае пытанне — ахова археалагічнай спадчыны. У прыватнасці, даўно адстойваю ідэю далучэння Беларусі да Канвенцыі ЮНЕСКА «Аб ахове падводнай культурнай спадчыны», каб выкарыстаць інструменты, якія прапанаваны ў гэтым міжнародным пагадненні. Аднак чамусьці пераважае меркаванне, што Беларусь не марская дзяржава. Прабачце, а хіба ж не з’яўляюцца нашай культурнай (археалагічнай) спадчынай судны, лятальныя апараты, зброя, што затанулі ў рэках і іншых вадаёмах? Альбо старадаўнія пахаванні і скарбы ў вадзе, тыя ж стаянкі (паселішчы на насцілах)…

Акрамя таго, варта ўвесці адказнасць за несанкцыянаванае прымяненне металашукальнікаў, чаго сёння няма. Трэба забараніць грамадзянска-прававыя здзелкі з археалагічнымі прадметамі. Неабходна дакладна прапісаць пытанні ўласнасці на помнікі археалогіі. І ўвогуле вызначыць, хто такія археолаг, археалагічная экспедыцыя.

Мяркую, што трэба дакладна вызначыць паняцце аўтэнтычнасці як прынцып захавання спадчыны. Чаму мы хочам набыць менавіта сапраўдную карціну? Таму што да яе дакраналася рука майстра. Дык чаму ж тады пасля рэканструкцыі, здараецца, з цяжкасцю можна распазнаць помнік? Бо яго адрэстаўравалі «лепш, чым было».

Спадзяюся, што гэтыя і іншыя пытанні будуць заканадаўча адлюстраваны ў Кодэксе аб культуры. Не застанецца ўбаку і наш універсітэт. З 1 верасня на юрыдычным факультэце ўпершыню ў Беларусі пачнём выкладаць аднайменны спецкурс. Будзем знаёміць студэнтаў не толькі з асаблівасцямі айчыннага і міжнароднага заканадаўства ў гэтай сферы, але і навучым іх падрыхтоўцы працэсуальных дакументаў, напрыклад, падачы іскавых заяў у суд па кампенсацыі страт, прычыненых гісторыка-культурнаму аб’екту.

Источник: http://zviazda.by/2015/08/96985.html

суббота, 4 июля 2015 г.

Понятие «книжные памятники» в законодательстве Республики Беларусь об охране историко-культурного наследия

10:10 // by Игорь Мартыненко //



Игорь Эдуардович Мартыненко — заведующий кафедрой гражданского права и процесса Гродненского государственного университета им. Я. Купалы, доктор юридических наук, доцент.
Законом «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь “О библиотечном деле в Республике Беларусь”» от 1 июля 2014 г. введен термин «книжные памятники». К ним отнесены рукописные книги и печатные издания, которым присвоен статус историко-культурной ценности, если они являются редкими или ценными документами и имеют отличительные исторические, научные, художественные или иные достоинства. Определено, что при наличии в библиотечных фондах книжных памятников необходимо обеспечивать их сохранность и включение в Государственный реестр книжных памятников Республики Беларусь, который формирует и ведет государственная организация, уполномоченная Министерством культуры Республики Беларусь. Термин «книжный памятник» является синонимом терминов «редкая книга» и «ценная книга». 

Он позволяет четко определить данное понятие, поставить книгу в один ряд с другими видами историко-культурных (культурных) ценностей. Книжный памятник является отражением и книжной культуры, и современной ему человеческой истории, и культуры в целом. Этим определяется задача сохранения книжных памятников как объектов культурного наследия. 

Книжные памятники входят в состав историко-культурного наследия. Историко-культурное наследие — это совокупность отличительных итогов и свидетельств исторического и духовного развития народа Беларуси, воплощенных в историко-культурных ценностях. Историко-культурные ценности — это наиболее отличительные материальные объекты и нематериальные проявления человеческого творчества, которые имеют выдающиеся духовные, эстетические и документальные достоинства и взяты под охрану государства в установленном законом порядке. Таким образом, историкокультурной ценностью (памятником) признаются объекты, обладающие совокупностью двух признаков: культурной значимостью и юридическим признанием в таком качестве посредством включения в охранный реестр — Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. Компоненты, включенные в термин «историко-культурные ценности», входят в понятие «историко-культурное наследие». Идентификация книжных памятников осуществляется по хронологическому, социально-целостному, количественному и документирующему критериям (ст. 81 модельного Библиотечного кодекса для государств — участников СНГ (новая редакция). Под хронологическим критерием следует понимать «возраст» книги, определяемый длительностью временного интервала между датой создания книги и настоящим временем. 

Для установления верхней даты хронологического критерия в процессе выявления книжного памятника учитываются особенности истории развития различных областей знания, специфика и история книгоиздания в каждой конкретной отрасли и местности. Этот критерий определяет хронологический рубеж, до которого все издания, вышедшие на определенной территории, могут быть отнесены к книжным памятникам. Под социально-ценностным критерием следует понимать отличительные свойства духовного и материального характера, признаками которых, как правило, выступают: 

а) этапность, характеризующая книгу как документ, отражающий важнейшие переломные этапы общественного развития, являющийся их неотъемлемой частью; 

б) уникальность, отличающая книгу как единственную в своем роде, обладающую индивидуальными особенностями, которые имеют историко-культурное и научное значение;

в) приоритетность, характеризующая книгу в качестве первого по времени издания произведений классиков науки и литературы или впервые вышедшего издания (издание — книжный памятник), имеющего принципиально важное значение для развития науки и техники, в том числе техники печати и книжного оформления, истории и культуры, общественно-политического развития (религии, философии, морали и т. п.); 

г) мемориальность, соотносящая книгу с жизнью и трудом выдающихся личностей, деятелей государства, науки и культуры, работой научных и творческих коллективов, важными историческими событиями и памятными местами; 

д) коллекционность, свидетельствующая о принадлежности книги к коллекции, обладающей свойствами важного историко-культурного объекта. 

Социально-ценностный критерий относит к книжным памятникам издания, несущие печать исторических событий или известных личностей. Это могут быть книги с автографами или пометками, экслибрисами или суперэкслибрисами, а также книги с интересной историей бытования, например, издания, сохранившие записи и пометки местных жителей во время их участия в гражданской или Великой Отечественной войнах. В соответствии с этим критерием к книжным памятникам относят коллекции, собранные выдающимися государственными и военными деятелями, представителями науки, культуры, искусства. Отбор документов по мемориальному принципу дает возможность воссоздать через книгу историю страны или отдельного ее региона. Признаками количественного критерия выступают малораспространенность (малотиражность, ограниченность доступа) и редкость книги, определяемая по относительно малому количеству сохранившихся экземпляров. Количественный критерий, как правило, не применяется самостоятельно, но увеличивает ценность книги. Уникальными считаются издания, написанные от руки или имеющие особые издательские пометки, книги особых размеров (например, миниатюрные) или малых тиражей и т. д. Однако книжными памятниками они могут быть только в случае, если эти особенности превращают издание в произведение искусства, памятник культуры и искусства книгопечатания. 

Малотиражное издание только в том случае будет относиться к книжному памятнику, если его редкость связана с историческим или культурным значением содержания книги, а также если в его подготовке принимал участие известный художник или документ имеет какие-либо издательские особенности, например, переплет ручной работы [1, 3]. Общепринято, что по степени историко-культурной ценности книжные памятники подразделяются на мировые (имеющие универсальное значение для развития человечества), национальные (имеющие первостепенное значение для истории и культуры данной нации), региональные (ценность которых определяется их значимостью в истории и культуре государств, входящих в тот или иной регион), местные (представляющие особую ценность для соответствующей части государства, включая территории компактного проживания тех или иных этнических групп). Однако данная классификация отличается от классификации историко-культурных ценностей, установленных в ст. 16 «Об охране историко-культурного наследия Республики Беларусь», положения которой предусматривают также такую категорию памятников, как историко-культурные ценности международного значения. 

Можно сформулировать следующие предложения по совершенствованию законодательства. 

1. Для придания объекту статуса «памятник международного значения» (книжный памятник международного значения) необходимо, чтобы не менее двух государств, одним из которых является Республика Беларусь, признали международную значимость этого памятника. В связи с тем, что в настоящее время нет ни одного такого соглашения с участием Республики Беларусь, предлагается пересмотреть в установленном порядке категории культурной значимости тех объектов, которые имеют категорию ценности «2». 

2. Целесообразно сформировать Реестр культурных ценностей Беларуси, оказавшихся за пределами страны в различные исторические периоды, который включал бы и книжные памятники, рукописи, что позволит проводить целенаправленную организационную научно-методическую работу по их возвращению в страну происхождения. 

3. В Республике Беларусь государственный учет историко-культурных ценностей (в том числе и книжных памятников) необходимо осуществлять дифференцированно и на принципиально новом законодательном уровне, а именно: 
  • Государственный список особо ценных историко-культурных ценностей, который необходимо предварительно сформировать, подлежит утверждению Президентом Республики Беларусь; 
  • все остальные Государственные списки историко-культурных ценностей — Советом Министров Республики Беларусь [2]. Предложенное новое решение, как представляется, будет способствовать повышению эффективности государственно-правовой защиты историко-культурного наследия. 

Список источников 

1. Жаворонкова Е.Ю. Редкая, ценная или книжный памятник? // Книга. Исследования и материалы. — М., 1995. — Сб. 70. — 328 с. 
2. Мартыненко И.Э. Правовая охрана историко-культурного наследия в государствах Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества : монография / И.Э. Мартыненко — М. : ИЦ РИОР : НИЦ ИНФРА-М, 2014. — 287 с. 
3. Яцунок Е.И. Книжные памятники в культурном наследии России: современное состояние проблемы / Е.И. Яцунок; Российская гос. библиотека. — М. : Пашков дом, 2008. — 155 с. 

Учебник об охране историко-культурного наследия стран СНГ

7:16 // by Игорь Мартыненко //


Гродненский государственный университет имени Янки Купалы стал инициатором разработки образовательной программы по юридической проблематике охраны историко-культурного наследия стран СНГ. А также — введения в учебный процесс нового спецкурса по этой теме. Чтобы помочь будущим юристам, историкам, архитекторам, археологам, преподавателям, в «купаловском» университете подготовили и издали в Москве книгу «Международная и национальная правовые системы охраны историко-культурного наследия государств-участников СНГ». Это первое на постсоветском пространстве издание по такой тематике. Его подготовка осуществлялась по заказу Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ.

Собеседник корреспондента «Звязды» — автор книги, кандидат исторических наук, заведующий кафедрой гражданского права и процесса ГрГУ имени Янки Купалы Игорь Мартыненко.
– Главная задача этого международного проекта, который был одобрен Советом глав правительств СНГ — создание образовательной программы правовой защиты историко-культурного наследия. В разных формах в проекте участвовали все страны Содружества, — рассказывает Игорь Мартыненко. — Изданию учебника предшествовала кропотливая работа по сбору и анализу нормативно-правовых актов, принятых в странах СНГ в сфере регулирования историко-культурного наследия. Это делалось впервые после распада СССР. Многие документы переводились на русский язык, в разные уголки бывшего СССР было направлено более 400 запросов. На подготовительной стадии были получены консультации ученых об особенностях культурного наследия их стран, деятельности по сохранению памятников, их правовой защите. Среди участников проекта — два академика (Украина и Казахстан), вице-президенты двух Национальных академий наук (Кыргызстан и Таджикистан), три члена-корреспондента НАН, четыредиректора институтов. Все — авторитеты в науке, и поэтому приятно было получить от них положительные отзывы о книге. Заинтересовались нашей работой и международные организации: книга направлена в Секретариат ЮНЕСКО в Париже.

В некоторых странах по этой теме вообще (!) не было публикаций. Впервые в рамках одной книги проанализированы и систематизированы законодательные акты одиннадцати стран — Конституции, специальные законы об охране культурного наследия и его объектов (нематериального наследия, археологического наследия, подводного наследия), градостроительные регламенты, кодексы (гражданский, уголовный, земельный, об административных правонарушениях), международные соглашения, ведомственные инструкции...

Учебник структурирован по одиннадцати разделам со списком рекомендованных источников, большим количеством схем и рисунков, а также множеством фотографий уникальных объектов и статистических данных, которые собраны впервые после распада Союзного государства.

Каждый раздел книги (общий объем — 943 страницы) посвящен законодательству об охране историко-культурного наследия соответствующей страны СНГ. Пособие адресуется студентам, магистрантам, аспирантам и преподавателям высших учебных заведений. Будет оно, безусловно, полезно и практическим работникам различного профиля, которые заняты в сфере культурного наследия: историкам и архитекторам, археологам и реставраторам, специалистам музейного и библиотечного дела, работникам учреждений культуры и архивных организаций, а также правоохранительных органов и судов. Надеюсь, что книга станет методологической основой для организации учебного процесса в учреждениях образования стран СНГ. Кстати, пособием уже заинтересовались более 20 ВУЗов и научно-исследовательских институтов, а также профильные министерства ряда стран. Например, руководство Московского государственного института международных отношений, где состоялась презентация проекта и книги, сразу высказалось за внедрение этого издания в учебный процесс.

– Игорь Эдуардович, что, по вашему мнению, необходимо сделать для того, чтобы в достойном виде сохранить памятники старины для потомков?

– Во-первых, нужно активно привлекать молодежь к культуре и ее наследию, правильно организовать обучение по различным правовым аспектам охраны историко-культурного наследия как в ВУЗах, так и в системе повышения квалификации кадров. Во-вторых, пристальное внимание уделить популяризации наследия стран СНГ. Чтобы молодые специалисты имели четкое представление не только об исторических ценностях своей страны, мировом наследии, но и о том, какими мерами наследие охраняется, какая юридическая ответственность предусмотрена за нарушение закона.

– В этой связи может ли служить примером для других стран белорусское законодательство в области защиты историко-культурного наследия?

– Сравнительный анализ законов стран СНГ (а я побывал в этих целях фактически во всех странах Содружества) показывает, что в Беларуси далеко не самое совершенное законодательство об охране историко-культурного наследия. В частности, у нас нет специальных законов об охране археологического и нематериального наследия. Совсем не оправдано и то, что наша страна до сих пор не является участницей Конвенции ЮНЕСКО «Об охране подводного культурного наследия». В законодательстве не в полной мере задействованы международно-правовые инструменты защиты права собственности на культурные ценности, прежде всего новые возможности их возврата (реституции) законному собственнику либо в страну происхождения. Довольно противоречиво урегулированы вопросы государственного учета исторических памятников, в том числе объектов археологического наследия. Например, государственный список историко-культурных ценностей и сейчас еще не напечатан и фактически не доступен. Чтобы узнать, сколько у нас памятников и где они находятся, нужно обращаться в Министерство культуры. Нет легального определения мест археологических раскопок и разведок, а также порядка их осуществления. Требуют детализации и вопросы ответственности. Считаю, например, что нужно вводить административную ответственность за нарушение порядка проведения работ на памятниках археологии.

Уже неоднократно говорилось о необходимости реформирования органов охраны историко-культурного наследия: на повестке дня — создание соответствующейгосударственной инспекции, которую нужно наделить всей полнотой контрольных полномочий. И тогда изменится защитная практика: появятся иски в защиту историко-культурных памятников, активизируется правоохранительная деятельность.
Борис Прокопчик, 6 февраля 2013 года.